В начало :: Про нас :: Контакты
Экспорт
Теория
До застолья
Во время застолья
После застолья
Водка с лекарством
Секреты изготовления водки
Термины
Все о водке
Все об алкоголе
Партнеры сайта
www.electromir.in.ua/gruzopodemnyj_instrument/tali_ruchnye

Столовое вино № 21

Так уж сложилось, что в России к водке какое-то особое отношение. Совершенно непонятно, чем это вызвано. Разумеется, немало находится злопыхателей-русофобов, любящих отпускать дурного вкуса шуточки по поводу якобы какого-то особого «русского пьянства». В чём это «особое пьянство»? Иной раз, конечно, случается, что русский человек, после всех выпавших на его долю событий, сильно перебирает с этим напитком. Однако никогда русский народ не одобрял запойных пьяниц. Никто из русских не считает человека, пьющего каждый день, достойным членом общества. А вот, например, у французов ежедневная выпивка является чем-то само собой разумеющимся. Французы даже сами про себя шутят, что цирроз печени – это их национальная болезнь. А ежедневное питьё пива перед телевизором, которое является неотъемлемым атрибутом жизни т.н. среднего американца? Так что не надо, по поводу «русского пьянства».
Впрочем, я не про пьянство хочу сегодня поговорить. Сегодня я хочу поговорить про русского предпринимателя, создавшим один из самых заманчивых водочных брендов XX века. Как так случилось, что «Смирновская» водка в России стала каким-то особым символом чего-то очень-очень хорошего? Наверное во многом этому способствовало то обстоятельство, что в России всё, что прибыло «с Запада», всегда считается чем-то особенно хорошим. А в советское время водка «Smirnoff» считалась одним из олицетворений пресловутой сладкой западной жизни. Однако водка эта появилась вовсе не на западе, а в России.

Пётр Арсеньевич Смирнов родился 9 января 1831 года в многодетной семье крепостных крестьян Ярославской губернии. В 9 лет его отправили в Москву, где он стал работать мальчиком на побегушках в трактире. Как говорится, дальнейшая карьера его тем самым была предрешена. В 1850 году семья Смирновых получила вольную и даже смогла приобрести в собственность питейный погреб, где и стал работать будущий миллионер. Мечтой Петра Смирнова стало скопить определённый капитал и выбиться в купцы. Тогда же с ним случилась почти сказочная история. Однажды некая барышня подарила ему «на счастье» лотерейный билет. Разумеется, билет оказался счастливым и Пётр Смирнов, выиграв солидную сумму, в 1860 году купил маленькую лавку, где работало 9 человек на улице Пятницкой, прямо напротив Кремля. В 1862 году погреб Смирнова превратился в завод «Московского 3-й гильдии купца Петра Арсениева Смирнова».

Гордостью Петра Смирнова были столовые вина – так называлась 40-градусная очищенная водка. Ходит легенда, что якобы Петр Аркадьевич Смирнов встречался с Дмитрием Ивановичем Менделеевым после того, как последний выпустил работу «О соединении спирта с водою». Но доказательств этому нет. Для очистки водки Смирнов использовал березовый уголь для фильтров и мытищинскую воду. Его водка сразу завоевала симпатии русских людей. В начале 1870-х годов фирма Смирнова вошла в число 30 московских предприятий, сбывавших свою продукцию на всей территории Российской империи. К концу XIX века завод выпускал продукции на 17 млн. рублей в год. В 1896 году на заводе трудилось уже более полутора тысяч рабочих.
Кроме столового вина, Смирнов выпускал различные ягодные настойки. Причём, в виду возникшей конкуренции и участившихся попыток подделок, Смирнов нередко шёл на хитрости. Например, когда он стал использовать для одной из наливок рябину из села Невежино под Суздалем, то дабы сбить со следа конкурентов назвал новый сорт «Нежинская рябина», а не «невежинская». «Нежинская рябина» завоевала большую золотую медаль в Париже, а конкуренты бесплодно искали знаменитую рябину на Украине.
В 1873 году Петр Смирнов получил почётный диплом Международной выставки в Вене, а в 1878 году две золотые медали на Всемирной выставке в Париже. На Всероссийской промышленной выставке в Москве в 1882 году завод Смирнова был удостоен второго государственного герба, а сам Петр Аркадиевич удостоился золотой медали на ленте Св. Андрея Первозванного. На Нижегородской выставке 1886 года Смирнов получил почётный титул поставщика Двора Его Императорского Величества. Кстати, выставлять зазывал в шкурах зверей перед входом – эта идея впервые пришла в голову Смирнову. Всех посетителей его павильона на нижегородской ярмарке в том году при входе встречали официанты в медвежьих шкурах, подносившие с поклоном налитую в гранёные стаканы «Смирновскую». Сам император Александр III с удовольствием отведал подношение. Там же – на Нижегородской ярмарке 1886 года, Смирнов получил и третий государственный герб «за превосходного качества очищенное вино, водку, наливку и ликёры».
При всей своей известности и богатстве, Петр Аркадиевич Смирнов вёл жизнь довольно скромную: на публике появлялся редко, предпочитал везде ходить пешком. Характерно, что он знал лично всех своих рабочих даже тогда, когда их стало у него работать более тысячи. Зарплата на заводе Смирнова была высокой, к использованию детского труда не прибегал, а в своём завещании отдельно отметил самых лучших рабочих. При фабрике была выстроена больница. Всё это создавало своеобразный климат большой семьи. Во время событий 1905 года смирновские рабочие не только не участвовали в революции, но напротив, взяв оружие, охраняли фабрику и склады от революционных масс.

Петр Арсеньевич Смирнов умер 29 ноября 1898 года, оставив 15-миллионное состояние. Был похоронен на Пятницком кладбище Москвы. После его смерти, семеро оставшихся сыновей не смогли договориться между собой, что привело к развалу товарищества. После октябрьской революции дело Смирновых было национализировано ВЦИК, использование старой атрибутики и торговых марок, запрещено. Спасшийся в эмиграции один из сыновей Смирнова Владимир Петрович, незадолго до смерти в 1934 году перепоручил права и всё дело русскому эмигранту Рудольфу Канетту. А тот продал предприятие в 1939 году американской фирме «Heuble Inc., USA». Именно выпущенную этой компанией водку «Smirnoff» узнали в 100 странах мира во второй половине XX века.

Любопытно, что в 1970-х годах один из потомков Смирнова – Олег Сергеевич Смирнов, собрав пять томов документов и заручившись поддержкой Совмина СССР, представил памятную записку самому Л.И. Брежневу. В результате, экспортёр «Столичной» и «Московской» водок «Союзплодимпорт» начал в Кёльне судебное разбирательство. В октябре 1986 года, по решению суда, «Heuble Inc.» была обязана прекратить использовать в рекламе и на этикетках упоминания о Торговом доме П.И. Смирнова. В середине 1990-х годов в России потомки Смирнова, получив права на торговый знак «Смирновъ», наладили производство водки под старым лейблом «Столовое вино № 21». Однако новые условия, сложившиеся в России, не позволили возродить старый бренд. «Тайной» Петра Аркадьевича Смирнова были: высочайшее качество спирта и очистки, особо чистая вода, плюс умеренные цены. В России середины 1990-х возродить этот рецепт у потомков попросту не получилось.





2008 (C) Balta
При перепечатке материалов
установка гиперссылки обязательна.
All right reserved by ZPT (c) Разработка сайта:
интернет-агентство Trio-Design